demir dokum

Значительное понижение статуса остальных базовых потребительских отраслей

Значительное понижение статуса остальных базовых потребительских отраслей говорит о том, что реформы не только не исправили, но усугубили структурные перекосы, ставшие глубинной причиной краха советской системы. В настоящее время дефицит собственного производства потребительских благ восполняется импортом, главным образом за счет экспорта из привилегированных отраслей. Однако зависимость от внешних поступлений важнейшей для жизненных интересов населения продукции — фактор экономической нестабильности, который проявляется в периоды резкого ухудшения мировой конъюнктуры.

Напомним, что падение в 80-е годы мировых цен на нефть обнажило структурные диспропорции советской экономики и стало катализатором политического распада страны.

Еще одна совокупность отраслей аутсайдерского сегмента охватывает отрасли социальной инфраструктуры, а также торговлю и общественное питание. Социальная инфраструктура в значительной мере представлена бюджетными организациями. За годы реформ ее сравнительно низкий статус почти не изменился, а численность занятых подвергалась небольшим колебаниям в сторону роста или снижения. Консервативность занятости в этих отраслях обусловлена двумя основными факторами: некоммерческим принципом бюджетного финансирования и преобладанием женщин (на уровне 70%) как менее мобильного, чем мужчины, контингента. Единственной отраслью, которая существенно сократила (за 90-е годы в 2,5 раза) и продолжает сокращать кадровый состав, является наука. Данное обстоятельство наряду с расширением числа внебюджетных организаций и альтернативных форм финансирования позволило ей не только остаться в срединном сегменте, но и повысить свой статус.

Что касается торговли, то ее принадлежность к рыночной инфраструктуре не защищает от устойчивого снижения значимости, вызванного неадекватным экономическому положению ростом численности занятых. В годы спада по притоку работников она уступала только управлению, а после перелома экономической динамики вышла в лидеры, значительно обогнав даже привилегированный сегмент. Данный феномен нельзя объяснить только неучтенными доходами, которые в торговле, имеющей дело с оборотом наличности, выше, чем в других отраслях: на ее долю приходится более половины фонда скрытой оплаты труда. Но эта отраслевая специфика является перманентной. Поэтому разнонаправленные тенденции изменения статуса торговли и уровня занятости — серьезный симптом нестабильности экономики (подробнее — в четвертой главе).

К отраслям, чей статус, как и социальной инфраструктуры, не претерпел существенных изменений, относятся производства срединного сегмента. В иерархическом аспекте данный сегмент сравнительно стабилен, но ухудшение его позиций за годы реформ проявилось в тенденциях занятости. Она была отрицательной в период спада, а после перехода на траекторию роста после недолгого повышения вновь пошла на убыль. Исключение составила имеющая немалый экспортный потенциал химия и нефтехимия, в которой за 1999-2002 гг. наблюдался небольшой прирост работников. Но, как и в пищевой промышленности, в 2003-2004 гг. численность занятых в этой отрасли пошла на спад.

Все кластеры рассмотрены как однородные только с точки зрения допустимости или чрезмерности межотраслевых различий зарплаты, так как их внутренняя структура далеко не гомогенна. Особенно высокое расслоение оплаты труда наблюдается в привилегированном сегменте, в котором топливная промышленность и банковская деятельность существенно опережают отрасли производственной инфраструктуры. Большие разрывы характерны также для аутсайдерского сегмента. Сельское хозяйство в этом сегменте фактически стоит особняком.

Прокладка коммуникаций