demir dokum

Виртуальность прокламируемых целей реформ

По существу, прокламируемая цель реформ оказывается виртуальной, т.е. не имеющей прямых связей с объективной реальностью. Такой же характер носят и приоритеты ее выполнения, согласно которым для развития рынка необходима односторонняя поддержка бизнеса и освобождение государства от обязательств по проведению солидарной социальной политики. В данном процессе, начавшемся с шокового этапа реформ, некоторые либеральные аналитики увидели уникальный шанс быстрого развития. Трудно разделить их оптимизм в отношении быстрого движения к мифологизированной цели, но нельзя не согласиться с тем, что шанс по широкому внедрению в практику порочных идей Л. фон Мизеса действительно уникален. Регулирование трудовых отношений в русле данных идей — еще один вектор либерализации государства.

В ходе приватизации государство перестало быть практически единственным работодателем и отказалось от роли главного патрона обеспечения базовых потребностей работников. Эти функции были делегированы контрагентам рынка труда. В соответствии с возложенными на них полномочиями обособились направления экономической и социальной политики, нацеленные на отстаивание интересов каждого из контрагентов. По логике либеральной модели интересы данных групп защищаются тем лучше, чем последовательнее отказ государства от их поддержки. В этом русле экономическая политика по отношению к бизнесу предполагает расширение его экономической свободы путем освобождения от налоговой нагрузки, а социальная политика по отношению к работникам — путем перекладывания защиты их позиций на них самих. В концепции социальной политики, разработанной к началу нового века, данный принцип был сформулирован как стимулирование активного участия работников в формировании собственного благосостояния.

Следование этому принципу подтверждается тем, что ни одно из базовых прав работников — право на труд, на жилище и на минимальный уровень жизни — не вошло в Конституцию РФ. Вместо них в основном законе страны трудоспособным гражданам гарантированы свобода труда, т.е. освобождение от его обязательности, а в федеральной программе "Жилище" — право на приобретение жилья, разумеется, за счет собственных средств.

Право работников на минимальный уровень жизни и соответственно минимально необходимое воспроизводство трудового потенциала обеспечивается условием, при котором минимальная оплата труда не может быть ниже прожиточного минимума трудоспособного человека. Это условие было поставлено в зависимость от экономических возможностей работодателей. Однако они, как показывает опыт рыночного хозяйства, не относятся к экономическим агентам, готовым по доброй воле отказаться от "проедания" трудоспособности. Поэтому, несмотря на то, что по рекомендациям МОТ соответствующая данному условию статья вошла в новый Трудовой кодекс РФ, принятый уже в период экономического роста (2001 г.), механизм ее реализации принципиально не отличается от практики, применявшейся до принятия кодекса.

Не менее последовательно осуществляется также затрагивающий интересы работников переход от дотирования жилищно-коммунальных и социальных услуг к оплате их населением на возмездной и страховой (при минимизации страховых услуг) основе. В результате функции государства в области социальной политики все больше сближаются с либеральными образцами, в которых нет места ни политике занятости, ни политике доходов.

Тот факт, что в России характерная для социальных государств политика занятости, связанная с созданием и поддержанием рабочих мест, подменена политикой на рынке труда, отмечают многие исследователи. Последняя подразумевает защиту безработных, а в России — тех из них, кто подпадает под закон о занятости и составляет меньшинство активно ищущих работу (в 2003-2004 гг. — около трети всех безработных). Помимо материальной помощи им оказывается содействие в адаптации к спросу на труд, который предъявляют работодатели. Кроме того, в качестве равнодоступных вариантов адаптации рассматриваются наемный труд и самозанятость, главным образом в малом бизнесе. При этом игнорируется разная роль малых хозяйственных форм в неодинаковых по уровню развития экономиках, а также различия экономических "весов" крупного и малого предпринимательства (подробнее — в четвертой главе).

Прокладка коммуникаций