demir dokum

Установление территориальных ставок оплаты труда

Указанные в таблице коэффициенты дифференциации между квалификационными группами в целом соответствуют коэффициентам, разработанным советскими специалистами для тарифных сеток рабочих (коэффициент между аналогичными группами в среднем составлял примерно 1,3). Но если ставки западногерманских рабочих отражают прогрессивное нарастание этих коэффициентов, то в советской практике чаще применялась регрессивная или смешанная (прогрессивно-регрессивная) шкала, что приводило к феномену уравниловки.

Еще одна черта, сближающая регулирование оплаты труда в двух системах, касается установления территориальных ставок оплаты труда. В советской системе они также были в основном унифицированными за исключением ряда северных и восточных районов, в которых природно-климатические условия воспроизводства рабочей силы значительно отличаются от средних по стране. Эта унификация опирается на общность минимальных ставок оплаты труда, отражающих совпадение затрат на возобновление самого простого труда независимо от места проживания. В обеих системах она позволяла поддерживать единство экономического пространства страны.

Несмотря на немалое сходство, в принципах построения тарифных сеток наблюдались и существенные различия, которые относились к общественной значимости отраслевых видов труда. Например, в советской промышленности тарифные ставки в машиностроении и металлообработке были выше, чем в текстильной и особенно пищевой промышленности. По сравнимым профессионально-квалификационным группам разница в 80-е годы доходила до 40% (в машиностроении и мясной промышленности). А в ФРГ в те же годы более высокими (по сопоставимым группам) были ставки в пищевой промышленности, в сравнении с металлообработкой они тоже различались вплоть до 40%.

Первопричина этих расхождений коренится в социально-экономической природе плановой и рыночной систем. Если в рыночных условиях экономический рост требует адекватного расширения потребительского спроса, то плановое хозяйство способно наращивать производство без увеличения потребления. Эта его особенность позволила советской экономике ориентироваться на укрепление индустриального потенциала, прежде всего в военно-промышленном комплексе (как безусловном приоритете развития), и в течение десятилетий удерживать хозяйственную систему в верхней точке экономического цикла. Данный приоритет предопределил высокую значимость фондосоздающих отраслей и соответствующих отраслевых тарифных ставок, но главное, потребовал поддержания высокой нормы накопления в ущерб потреблению.

С высокими инвестиционными расходами была связана необходимость директивного ограничения величины фондов оплаты труда, оторванного от закономерностей формирования зарплаты. Во-первых, занижался уровень воспроизводства рабочей силы: занятые трудом индустриального типа оплачивались как работники более простого труда. Во-вторых, одновременное повышение минимальных ставок и поддержание даже равномерной шкалы тарифных коэффициентов оказывалось трудно разрешимой задачей и приводило к подтягиванию минимальных заработков за счет сжатия тарифной сетки. Поэтому уравниловка, подрывающая трудовые стимулы квалифицированного персонала, стала хроническим явлением. В-третьих, в общественной значимости было отказано всем отраслям, связанным с воспроизводством человеческого потенциала, к которым помимо потребительского сектора промышленности относятся отрасли социальной инфраструктуры.

В результате способность к одностороннему наращиванию накопления, которая с точки зрения отдельных задач может рассматриваться как преимущество планового хозяйства, обнажила самый серьезный его порок. Он связан с отсутствием гражданского консенсуса, т.е. устойчивым игнорированием советской бюрократией жизненных интересов большинства населения. Сформировалось глубокое противоречие между структурой национального дохода и структурой потребностей населения, которое лежало в основе кризисов всех советских моделей развития и, в конечном счете, обрушило и саму систему.

Прокладка коммуникаций