demir dokum

Типичная для социальных государств политика доходов

Типичная для социальных государств политика доходов должна опираться на минимальные стандарты благосостояния, соответствующие минимуму жизненных благ для разных демографических групп населения. В России эти стандарты устанавливаются, но на всем протяжении реформ, т.е. и в период экономического спада, и после перелома экономической динамики значительно уступают прожиточному минимуму всех категорий населения. Поэтому такая политика доходов согласуется с принципами социального государства только формально. Так, минимальная зарплата в структуре единой тарифной сетки (ETC), применяемой для оплаты труда в бюджетных организациях, устойчиво отстает от прожиточного минимума трудоспособного человека (в 2003 г. — в 4 раза) и не гарантирует минимально необходимого воспроизводства трудового потенциала.

В настоящее время в качестве одного из приоритетов политики доходов выдвинуто сокращение бедности. Однако, судя по программным документам исполнительной власти, меры по ее преодолению не выходят за рамки функций либерального государства, а потому носят пассивный характер. Они нацелены не на борьбу с бедностью, т.е. на устранение ее причин, а на поддержку бедных путем оказания им адресной помощи. Доведение минимальных стандартов благосостояния до прожиточного минимума все так же отложено на перспективу, а вопрос о снижении дифференциации уровня жизни практически не обсуждается. Зато дискуссии о пересмотре принятого в 2000 г. прожиточного минимума, который нуждается в адаптации к изменению стоимости жизни, показывают, что сокращение бедности может быть достигнуто статистически — благодаря использованию устаревшего или нового, но некорректного минимума.

Несмотря на комплекс атрибутов системы социального партнерства — трудовое законодательство и партнерские соглашения на всех экономических уровнях (от федерального до внутрифирменного), данная система во многом остается декором, так как за ней не стоят необходимые правовые механизмы. Так, некоторые важнейшие вопросы организации зарплаты, которые должны решаться на паритетной основе или регулироваться государством, фактически отданы на откуп работодателям. В соответствующих статьях Трудового кодекса записано, что при их решении должно быть учтено мнение профсоюзов. Однако работодатель признает мнение мотивированным, если его отстаивание имеет судебную перспективу. Но для этого в законе должна содержаться строгая формулировка, совпадающая с позицией профсоюзов. Если ее нет, то учет мнения профсоюзов означает только право его высказывать.

В качестве примера сошлемся на статьи Трудового кодекса о премиальных выплатах и оплате труда в особых (вредных, опасных и т.п.) условиях. Благодаря "учету" мнения профсоюзов приоритет работодателей в регулировании данных выплат приводит к трансформации премирования в штрафную систему (подробнее — в седьмой главе) и ущемлению интересов работников в вопросах денежных компенсаций неблагоприятных условий труда. На многих предприятиях с вредным производством эти компенсации определяются как единая для всех квалификационных групп сумма в зависимости от списка вредности. Между тем наукой давно доказано, что неблагоприятные условия воздействуют на сложность труда не аддитивно (приплюсовываются), а мультипликативно (умножаются), а потому должны компенсироваться в проценте к тарифу.

Но самым убедительным доказательством формальности социального партнерства является регулирование зарплаты, узаконенное Трудовым кодексом. Обеспечение прописанных в нем гарантий должно быть императивным, однако отступление от них перманентно допускает сам гарант законности — государство. Как отмечено выше, статья кодекса о соответствии минимальной зарплаты прожиточному минимуму носит декларативный характер и не исполняется государственными структурами, выступающими в качестве работодателей.

Прокладка коммуникаций