demir dokum

Способность нести личную ответственность за выполнение трудовых функций

К числу социальных характеристик принадлежит способность нести личную ответственность за выполнение трудовых функций, которую можно обозначить как ресурс социальной зрелости. Он имеет возрастной порог, как правило, совпадающий с физиологическим. Считается, что при достижении трудоспособного возраста люди готовы к социально ответственному поведению, а расходование психофизической энергии работника в рамках трудовых норм не причиняет ущерба его здоровью. Этот ресурс, как и потенциал здоровья, важен не только для трудовой деятельности, но и для существования популяционной ячейки. По законам России, лица, не достигшие совершеннолетия, не имеют права жить без семейной или общественной опеки, а также вступать в брак и создавать семью.

Надо признать, что на правовые представления о возрасте социальной зрелости влияет реальная практика самостоятельной жизни и участия в трудовой деятельности. Так, в России ограниченно трудоспособными признаны лица, достигшие 14 лет (вместо прежних 16 лет), что стало ответом на расширение и "омоложение" подростковой занятости. В слабо— и среднеразвитых экономиках легально применяется труд детей, что вряд ли свидетельствует об их достаточной социальной и физиологической зрелости. Более того, использование детского и подросткового труда (например, в Турции и Китае) превратилось в мощный фактор укрепления конкурентных позиций на мировом рынке.

С точки зрения воспроизводства потенциала здоровья и трудового потенциала ранняя самостоятельность в жизни и труде имеет негативную окраску. Она обусловливает неадекватные возрасту психофизические нагрузки, а также препятствует развитию трудового потенциала, прежде всего его образовательной компоненты. А дефицит социальной ответственности может приводить к включению в асоциальную деятельность и закреплению ее стереотипов на уровне социальных установок. В этом отношении особенно нежелательным феноменом является детская беспризорность и связанное с ней формирование асоциальных аналогов первичных популяционных общностей.

Еще одна социальная характеристика трудового потенциала подразумевает установки на труд как средство достижения индивидуальных и групповых целей. Принципу самообеспечения домохозяйств отвечает продуктивное использование ресурсов труда и трудовой образ жизни его носителей, а соответственно — установки на занятость либо в общественном, либо в домашнем хозяйстве, а также на повышение образования как форму расширенного воспроизводства трудового потенциала.

Установки на занятость в домашнем хозяйстве, свойственные, как правило, женщинам, связаны с выполнением обязанностей в семье — воспитанием детей, семейным обслуживанием. Это, безусловно, продуктивная деятельность, значение которой недооценивается, а экономическое обеспечение в основном является внутренним делом семьи. Чаще она совмещается с общественной занятостью, в которой по этой причине женщины проявляют меньшую активность, чем мужчины, что тем не менее нельзя расценивать как однозначный симптом более пассивного трудового поведения.

Занятость в домашнем хозяйстве может приобретать и вынужденный характер из-за проблем с подходящим трудоустройством. При всех социальных издержках она позволяет избежать праздного образа жизни и поддерживать активные трудовые диспозиции. Так, в России численность занятых домашним хозяйством в период экономического спада росла, а на выходе из него резко сократилась: многие домохозяйки в условиях расширения спроса на труд быстро переключились на общественную занятость. Однако для вынужденного перехода из общественной в домашнюю занятость семья должна обладать достаточным экономическим базисом.

Но если вынужденная незанятость и женщин, и мужчин приобретает затяжной характер и усугубляется крайне низким благосостоянием, то это приводит к утрате трудовых диспозиций и формированию установок на праздный образ жизни. В таких случаях при сохранении физиологической компоненты трудового потенциала разрушается его социальная составляющая. Данный процесс наблюдается и в высокообеспеченных слоях, если их представители отдают предпочтение праздному образу жизни. В результате не расходуемая в труде жизненная энергия может "выплескиваться" в асоциальные формы поведения. Многочисленные международные исследования выявили связь социальных девиаций с бедностью и безработицей, а также праздностью высокообеспеченных групп (Социальные отклонения, 1989. С. 115-117). В бедных слоях данные процессы не только подрывают функции домохозяйств, но и обусловливают распад семьи.

Прокладка коммуникаций