demir dokum

Социальные интересы работников и использование трудового потенциала

В монографии показано, что реализуемая в рамках России экономическая и социальная политика, нарушая баланс социальных интересов предпринимательского меньшинства и большинства, занятых по найму, делает работников одной из самых незащищенных групп населения. Как следствие, сохраняется высокий уровень безработицы, появляется "новая" бедность (бедность работников), происходит аномальная дифференциация зарплаты и как результат — значительное территориальное неравенство занятого населения, подрывающее целостность российской экономики. Для преодоления этих тенденций необходима институционализация социальных интересов работников с соответствующим воздействием на экономическую и социальную политику по модели государства социального типа. Для специалистов, занимающихся теорией и практикой использования трудового потенциала и реализации социальных интересов работников, студентов, аспирантов и преподавателей социально-экономических дисциплин.

На начальном этапе рыночных преобразований в России одним из главных был вопрос о том, сможет ли население страны успешно приспособиться к новой социально-экономической системе. С точки зрения адаптационного потенциала оно было поделено на две части. Считалось, что трудоспособная (активная) часть населения получила широкие возможности проявлять экономическую активность либо в предпринимательской деятельности, либо через свободную продажу рабочей силы на формирующемся рынке труда. Эти возможности должны компенсировать ущербы, которые неизбежны при переходе от общества государственного патернализма к обществу ответственности каждого за свою судьбу. Сфера государственного патернализма сузилась до поддержки другой части населения, которая по причине отсутствия или дефицита трудового потенциала не способна самостоятельно адаптироваться к условиям рынка. Она была отнесена к разряду незащищенных (уязвимых) слоев, подверженных социальным рискам и нуждающихся в общественном содействии.

Такие представления об адаптационном потенциале населения стали одним из факторов опоры реформ на либеральную парадигму и соответствующей ориентации экономической и социальной политики. Несмотря на то что реальный ход преобразований развеял многие иллюзии о сущности и возможностях рыночной экономики и адекватности либерального курса задачам стратегического развития России, избранный курс реформ в целом остается неизменным. При этом он подвергается острой критике со стороны не только российских научных кругов и политической оппозиции, но и тех, кого до недавнего времени крайне трудно было заподозрить в оппозиционности.

В этом отношении красноречивыми являются оценки, высказанные бывшим главным специалистом Всемирного банка Дж. Стиглицем и одним из самых состоятельных российских граждан О. Дерипаской. В то время как проводники реформ говорят о достигнутых больших успехах, Дж. Стиглиц считает, что современную Россию характеризуют "массовая бедность, кучка олигархов, разоренный средний класс, сокращение населения и разочарование в рыночных процессах". Ему вторит О. Дерипаска, по мнению которого, Россия "растеряла все свои социальные достижения и оказалась отброшенной в социальном и экономическом плане чуть ли не на уровень развивающихся стран". Главное в этих признаниях, разумеется, не сами далеко не эвристические оценки, а то, что их озвучили лица, непосредственно причастные к созданию перечисленных проблем, а потому по своему статусу не склонные к их преувеличению.

В этой связи многих исследователей волнует резонный вопрос, почему избранный курс реформ при всех своих далеко не "отдельных" недостатках демонстрирует исключительную живучесть. Уже мало кто сомневается, что этот курс отвечает групповым интересам влиятельных и агрессивных монополистических корпораций, и прежде всего экспортно-финансового комплекса, которым в союзе с коррумпированной частью бюрократии на руку либеральные правила игры. Но только интересами этих групп нельзя объяснить тот факт, что уже несколько лет продолжается экономический рост, давший импульс для постановки амбициозной (с точки зрения состояния экономики) задачи удвоения ВВП за десятилетний срок.

Прокладка коммуникаций