demir dokum

"Рассадники" малооплачиваемости

В обоих городах "рассадником" малооплачиваемости являются бюджетные организации, заработки в которых определяются на основе не столько характеристик деятельности, сколько бюджетных возможностей. О нарастающей ограниченности этих возможностей свидетельствует тот факт, что в Санкт-Петербурге уровень малооплачиваемости бюджетников практически не изменился, а в Вязниках — повысился на треть. При этом следует иметь в виду, что в Санкт-Петербурге как субъекте Федерации в составе бюджетников выше процент государственных служащих (в сравнении со служащими социальной сферы они оплачиваются по повышенным ставкам), а занятые в социальной сфере характеризуются более высоким, чем по всей совокупности работников, уровнем участия в подработках. Так, в бюджетных организациях малооплачиваемыми по совокупным доходам были 15,1% работников, а по доходам на основном месте работы — 22,9%. Иными словами, за счет подработок бюджетникам крупного города удалось снизить малооплачиваемость на треть.

В Санкт-Петербурге еще одной "зоной" повышенного уровня малооплачиваемости является индивидуальная занятость, которая по этой характеристике заметно опережает занятость на предприятиях. В Вязниках, наоборот, индивидуальное предпринимательство лучше защищает от малооплачиваемости, чем работа на предприятиях. Это также указывает на существенные различия поселенческих рынков труда. На его развитых сегментах, к которым относится рынок крупного города, более эффективной для работников является организованная занятость как по найму, так и самозанятость. Например, среди самозанятых, относящихся к владельцам и совладельцам фирм, малооплачиваемых нет.

Несмотря на то, что в малом городе индивидуальная занятость — не самая малодоходная сфера деятельности, ее развитие по численности остается на низком уровне. Это вызвано определенными объективными ограничениями, одним из которых является дефицит ресурсов для организации собственного дела. Именно этим можно объяснить тот факт, что вдвое большее, в сравнении с индивидуалами, количество занятых (6,4%) вовлечено в работу у физических лиц на условиях крайне низкой оплаты труда.

Характеристики малооплачиваемости существенно разнятся также по отраслям. Они рассмотрены на материалах опроса 2001 г. Эти материалы позволяют установить процент получателей трудовых доходов ниже прожиточного минимума по двум методикам — 1992 г. и 2000 г. Соответствующие данные по совокупным трудовым доходам приведены в таблице.

В обоих городах самый высокий уровень малооплачиваемости по обеим методикам характерен для образования и здравоохранения, подавляющая часть занятых в которых относится к бюджетникам. В Санкт-Петербурге этот уровень был бы гораздо значительнее, если бы не участие в подработках (заработки на основном месте работы ниже минимума по методике 1992 г. имели почти 40% работников образования и около 30% — здравоохранения). Значительный процент малооплачиваемых в обоих городах отмечен также в ЖКХ и бытовом обслуживании, а в Вязниках — еще и в сельском хозяйстве и торговле.

Наряду с отраслевыми различиями внутри каждого города обращает на себя внимание и поселенческая разница внутри отраслей, которая превосходит межотраслевые расхождения. Это — следствие существенных различий цены труда на рынках данных поселений (см. третью главу) как основного признака фрагментации рыночного пространства.

Заработки ниже прожиточного минимума являются не единственным фактором бедности, связанным с подрывом воспроизводственной функции оплаты труда. Еще один фактор — иждивенческая нагрузка на работника. Чтобы изучить его влияние, была рассчитана нагрузка на "неиждивенцев" — работников и пенсионеров. Включение в их число пенсионеров обусловлено тем, что они относятся к иждивенцам не столько семьи, сколько государства, принося в семью доход, по размерам сопоставимый с трудовыми доходами.

Прокладка коммуникаций