demir dokum

Проверка сведений заявителей

Проверка сведений заявителей — атрибут адресной помощи, однако избранная процедура носила не столько контролирующий, сколько предупредительный характер. Во-первых, незанятость родителей без уважительных причин не лишала их права на пособие. При желании они могли скрыть факт трудоустройства и тем самым вообще избежать контроля (такие желающие находились). Во-вторых, проверка проводилась не по месту жительства, где нуждаемость семьи можно определить хотя бы визуально, а по месту работы. Она распространялась только на официальную зарплату, тогда как у семьи могли быть и другие доходы. В-третьих, далеко не все предприятия давали (и дают) достоверную информацию о заработках своих сотрудников, а иногда в их интересах намеренно ее искажали. И, наконец, затраты на проверку не всегда скоординированы с ресурсами социальных служб.

Затратность контроля нуждаемости — известная "слабость" адресной помощи, которая в практике назначения пособия проявилась в полную силу. Как показало исследование деятельности социальных служб, из-за ограниченности штата сотрудники могли наведаться только на узкий круг предприятий. Например, в Вязниках, городе с 40-тысячным населением, назначением пособий занимались всего лишь три человека. В Санкт-Петербурге их назначают в административных районах, численность жителей которых достигает и 200 тыс., и 400 тыс. человек. Сотрудникам была под силу проверка предприятий только своего района, хотя в результате этих проверок обнаружилось, что количество неправильных сведений заявителей достигало 50%.

Что касается регулярности контроля доходов, то она была пущена на самотек. Раз назначенное пособие автоматически выплачивалось семье до достижения ребенком 16-летнего возраста. Формально его получатели были обязаны уведомить социальные службы о повышении доходов, но реально, как сообщили респонденты исследования (а доходный статус семьи учитывается с 1998 г.), в их практике такие случаи не встречались. Фактически реализовывалась схема бессрочной выплаты, отвечающая принципам социального обеспечения, но не адресной помощи.

Эти принципы проявились и в размерах пособия, унифицированных по категориальному критерию. В 2001-2003 гг. стандартным семьям выплачивалось 70 руб. на одного ребенка, неполным семьям, где один из родителей уклоняется от уплаты алиментов, — 105 руб., а одиноким матерям — 140 руб. Однако при оказании адресной помощи целесообразен иной критерий: недостающий доход, т.е. разница между прожиточным минимумом и душевым доходом семьи. А она могла быть и 50 руб., и 1500 руб. Без ее учета при разной степени нуждаемости семьям выплачивались одинаковые суммы. Для самых уязвимых это была не помощь, а слезы, как, впрочем, и для большинства малоимущих. Особенно тяжело приходилось семьям, где пособие было единственным денежным доходом (например, в семьях одиноких матерей с детьми до полутора лет).

Из-за мизерных размеров в 2001 г. пособие составляло 6% прожиточного минимума ребенка, а в 2003 г. — менее 4%. Назвать это помощью, не поворачивается язык. Такие размеры пособия были обусловлены слишком либеральным подходом к статусу малоимущих, который после пересмотра методики определения прожиточного минимума стал обременительным даже для федерального бюджета.

О чрезмерном количестве реципиентов пособия говорят данные параллельного опроса домохозяйств. Так, душевые доходы ниже прожиточного минимума (по методике 1992 г.) в Санкт-Петербурге имели 13% семей с детьми, в Вязниках — 75%, а получателями пособий были соответственно 60 и 80% этих семей. В малом городе различия между правом на пособие и его реализацией были незначительными, но не благодаря процедурам назначения, а из-за крайне низкого уровня жизни. Зато в крупном городе три четверти получателей пособия реально малоимущими не являлись.

Таким образом, пособие на ребенка представляло собой некий гибрид социального обеспечения и адресной помощи, который не справлялся ни с той, ни с другой функцией. Однако приписывать эти недостатки только неточному установлению статуса малоимущих было бы серьезным упрощением.

Прокладка коммуникаций