demir dokum

Проедание трудовых ресурсов

На уровне распределения зарплаты сложившийся тип развития проявляется в том, что заработки в отраслях с завышенными приоритетами содержат рентную составляющую, а заработки в стратегически значимых отраслях — соответствующие изъятия. Это приводит к общему нарушению воспроизводственной функции оплаты труда и вследствие этого — к "проеданию" трудовых ресурсов. Чтобы зарплата могла служить социальной гарантией воспроизводства рабочей силы, численность малооплачиваемых работников для России, как уже говорилось, не должна превышать 7%.

Данному требованию в преддверии реформ отвечала вся экономика (в 1989 г. зарплату до прожиточного минимума получали 8% рабочих и служащих), а в настоящее время почти у трети занятых оплата труда на основном месте работы этого минимума не достигает. Названное обстоятельство — еще один аспект бенефициарного типа распределения, так как заработки, не гарантирующие восстановление рабочей силы, содержательно представляют собой не столько заработанный доход, сколько социальное пособие за участие в трудовой деятельности.

Несмотря на то, что низкий уровень зарплаты частично восполняется подработками, этот процесс тенденции "проедания" трудового потенциала не противоречит. Дело в том, что подработки — это не только "второй" доход, но и "второе" расходование рабочей силы, которое тоже должно быть возмещено. Поэтому даже если благодаря множественной занятости совокупной трудовой доход поднимается до уровня прожиточного минимума, дополнительные затраты труда он не компенсирует.

Как показывают цифры, особенно значительным "проедание" трудовых ресурсов было в годы экономического спада. Уменьшение его масштабов как выраженная тенденция проявилось с 2001 г. в ходе посткризисного роста реальной зарплаты. Он был вызван расширением спроса на рабочую силу, необходимостью привлекать квалифицированные кадры и поднимать нижнюю "планку" оплаты труда для малоквалифицированного персонала. Пока эта тенденция сохраняется, хотя в 2003 г. из-за острой потребности предприятий экономить трудовые издержки началось высвобождение малоквалифицированных работников, которое приостановило рост занятости и снижение безработицы. Поэтому дальнейшее сокращение малооплачиваемости может иметь двоякие последствия.

В настоящее время "проедание" трудовых ресурсов не типично только для привилегированного сегмента, в котором уровень малооплачиваемости в основном не превышает 10%. В остальных отраслях распределение оплаты труда на этот процесс запрограммировано: в срединном сегменте зарплата ниже прожиточного минимума у каждого четвертого-пятого работника, в аутсайдерском — у двух из каждых пяти, в супераутсайдерском — у трех четвертей занятых. Это служит подтверждением продолжающегося подрыва созидательных начал в экономике, не компенсируемого расходования экономического потенциала при увеличении продуктовых показателей. Следует также добавить, что подрыв воспроизводственной функции зарплаты обусловливает "проедание" как наличного, так и перспективного трудового потенциала из-за недоучета и даже исключения детского иждивения из величины оплаты труда.

О том, что сложившийся тип развития не отвечает интересам почти всей совокупности работающих по найму, говорит тот факт, что действующий прожиточный минимум в сравнении с дореформенным стал более "жестким". Поэтому воспроизводство рабочей силы даже в привилегированном сегменте отличается от дореформенного в худшую сторону.

Потери от преобразований не понесла только небольшая часть работников. Даже без специальных исследований можно понять, что к ней относятся следующие группы: большинство занятых в банковском секторе, квалифицированный персонал привилегированных отраслей и "верхнего" слоя диффузных отраслей (например, торговли), менеджерское "сословие" частных и государственных предприятий. Этот вывод корреспондирует с информацией социологических исследований о профессиональном составе слоев, не проигравших в результате реформ.

Прокладка коммуникаций