demir dokum

Последствия незащищенности социальных интересов работников

Прежде чем остановиться на ущербах, которые причиняет работникам незащищенность их позиций, следует затронуть вопрос о том, что сделано ими самими для защиты своих интересов. По версии реформаторов, трудоспособные слои должны были адаптироваться к условиям нарождающегося рынка, т.е. либо удовлетворять спрос на труд со стороны бизнеса, либо заняться предпринимательством.

Как уже говорилось, в либеральных кругах бытует низкая оценка адаптивных качеств работников, основанная на упреках в иждивенчестве еще советского типа. Однако эта оценка характеризует не столько работников, сколько необоснованно завышенные ожидания реформаторов. Успешно приспособиться к беспрецедентно глубокому и длительному экономическому спаду, поразившему российскую экономику в первое десятилетие реформ, не смогло бы и население с вековым рыночным опытом. Поэтому за упреками работников в иждивенчестве стоят попытки поборников либерального курса снять с себя ответственность за экономический кризис как следствие этого курса.

При этом адаптивные качества, на деле проявленные трудоспособным населением в 90-е годы, не свидетельствуют в пользу инертности и пассивности. Миллионы людей сменили рабочее место и специальность, многие неоднократно. Каждый пятый работник включился в подработки, не менее четверти занятых участвовали (с разной степенью регулярности) в индивидуальном торгово-посредническом бизнесе. Высокий уровень трудовой мобильности в форме текучести и трудовых миграций стал неотъемлемой чертой всего трансформационного периода. Часть работников включилась в международный оборот рабочей силы и инкорпорировалась в зарубежные рынки труда.

Что касается иждивенческих установок, то они взросли уже на новой почве и во многом связаны с утратой экономической активности на депрессивных территориальных сегментах рынка труда. Данный феномен не относится к советскому наследию, он — детище рыночных экономик, хорошо известное по опыту зарубежных стран.

Но, проявив в целом довольно высокую экономическую активность, работники не смогли продемонстрировать политическую активность, необходимую для установления гражданского консенсуса. Несмотря на массовые забастовки и протесты, особенно характерные для периода кризиса, они в основном концентрировались на экономических требованиях, связанных с увольнениями и долгами по зарплате. Для более эффективных результатов нужна институционализация интересов работников в политических движениях, которые не на словах, а на деле смогут отстаивать позиции самой крупной группы активных слоев населения.

А пока работники продолжают адаптироваться к условиям, которые им предлагает бизнес сообразно своим текущим интересам. Разумеется, они во многом не согласуются с текущими интересами работников, но более важным является то, что диспаритет контрагентов рынка труда оборачивается обоюдными потерями в стратегических позициях. Речь идет об общественной целесообразности как предпринимательского, так и исполнительского труда, его соответствии задачам стратегического развития экономики. О тенденциях этого развития дают представление изменения в отраслевой структуре занятости, произошедшие за годы реформ.

Приведенные в таблице цифры показывают, что самый значительный отток работников произошел из индустриальных отраслей (промышленности и строительства) и из сферы науки. Данные тенденции, типичные для периода спада, не претерпели существенных изменений и в период подъема. Внутри промышленности они обеспечены продолжающимся выбытием работников из самого значимого для перспектив развития страны обрабатывающего комплекса. Особенно тревожным является сокращение кадрового потенциала инновационных отраслей — науки и машиностроения и металлообработки, что чревато углублением и так немалого научно-технического отставания России от стран с развитой экономикой.

Приток работников как в годы спада, так и в годы подъема шел в инфраструктурные отрасли — электроэнергетику, торговлю, финансово-кредитную сферу и управление. С выходом на траекторию роста к ним присоединились добывающие отрасли и первичная переработка сырья. Таким образом, отток работников из обрабатывающих отраслей в основном был компенсирован сырьевым производством и разрастанием посредничества. Трудно не согласиться с мнением тех, кто считает, что данные тенденции не отвечают требованиям стратегического развития в условиях глобализации. Скорее они закрепляют сближение России с периферийными экономиками.

Прокладка коммуникаций