demir dokum

Подрыв функций оплаты труда

Данный феномен обусловлен тем, что работники вынуждены мириться с заработками, которые не отвечают ни материальным, ни социальным запросам. В рамках рынка труда малого города они лишены приемлемых трудовых альтернатив и адаптируются к реально возможным и, добавим, далеко не худшим условиям городской занятости. Однако эта адаптация не отражается на отношении работников к оплате труда, так как ее воспроизводственная и стимулирующая функции являются закономерностями компенсационного восстановления рабочей силы, слабо зависимыми от масштабов их нарушения на конкретных предприятиях.

Подрыв этих функций порождает и другие аномалии стимулирования, также выявленные на информации опроса. К их числу относится рентно-бенефициарный характер межквалификационной дифференциации зарплаты, о чем со ссылками на данный опрос уже шла речь в третьей главе. Напомним, что проявлениями указанного характера дифференциации выступают сближение оплаты труда мало— и среднеквалифицированных работников и отрыв от них высококвалифицированной группы. В рассматриваемом исследовании кадры низкой и средней квалификации оплачивались практически идентично, в среднем в рамках 1,5 прожиточного минимума. Насколько подобная дифференциация устраивает работников, дает представление уровень удовлетворенности (неудовлетворенности) работой, который в отличие от индикаторов отношения респондентов к оплате труда менее чувствителен к ее размеру.

При почти одинаковом уровне недовольства работой кадры средней квалификации удовлетворены ею значительно меньше, чем кадры низкой квалификации, так как у среднеквалифицированных работников отмечен самый высокий процент затруднившихся ответить. Как показал анализ зависимости удовлетворенности (неудовлетворенности) работой от ряда переменных, повышенная численность "затруднившихся" респондентов является признаком латентного недовольства, подавленного более значимыми преимуществами конкретной занятости. Основания для подобного отношения к работе у персонала средней квалификации очевидны: выполняя более сложный труд, они оплачиваются наравне с исполнителями простого труда.

Как было рассмотрено в третьей главе, это выступает следствием, с одной стороны, подтягивания заработков малоквалифицированных работников до уровня цены труда (в противовес цене отказа от труда), а с другой стороны — усиленного стимулирования дефицитных кадров высокой квалификации. В условиях строгой ограниченности фондов оплаты труда самыми ущемленными в аспекте справедливости оказываются интересы средне-квалифицированных работников. В их числе свою зарплату как несправедливую расценили 84% против 70-72% в составе мало— и высококвалифицированных групп.

Еще одним симптомом нарушения стимулирующей функции зарплаты, выявленным на информации опроса, является занижение квалификационного статуса работников. Каждый пятый респондент указал, что, как правило, выполняет более квалифицированную работу в сравнении с присвоенным ему разрядом. На 80% — это работники, оплачиваемые повременно, заработок которых в отличие от сдельщиков существенно зависит от номинальной квалификации. Поэтому данная практика приводит к неоправданному занижению заработков, что подрывает трудовую активность и не способствует удовлетворенности работой (в составе повременщиков заметно менее довольны и более недовольны работой респонденты, квалификация труда которых превышает присвоенный разряд).

Отклоняется от эквивалентной и оплата сверхурочного труда, если она производится не по повышенным, а по обычным расценкам. Как выходящий за рамки нормативного расходования рабочей силы этот труд признан более тяжелым и требующим дополнительной компенсации. Однако, по данным опроса, к четверти сверхурочников были применены обычные ставки, что является не только несправедливым, но и прямым нарушением трудового законодательства (ставки за сверхурочную работу должны быть выше не менее чем в 1,5 раза). К тому же половина сверхурочников привлекалась к работе не на добровольных началах, что также противоречит закону. Эта практика посягает на право работников на 8-часовой рабочий день как одно из главных социальных завоеваний.

Прокладка коммуникаций