demir dokum

Платежеспособный спрос на услуги самозанятых

Одна из причин указанных различий — платежеспособный спрос на услуги самозанятых. Ее действие проиллюстрируем доходами населения, тем более что в малом городе спрос на эти услуги в основном предъявляют домохозяйства. В 1997 г. среднедушевые располагаемые ресурсы, оцененные в количестве прожиточных минимумов (по действующей тогда методике 1992 г.), в Санкт-Петербурге были выше вдвое, а в 2001 г. — уже втрое. Еще более красноречивыми являются различия ресурсов по потребительским эквивалентам. В 2001 г. среднедушевой показатель в Санкт-Петербурге был равен трем прожиточным минимумам, а в Вязниках — только одному (или 80% ныне действующего минимума по методике 2000 г.).

С таким уровнем доходов самозанятость воистину имеет в малом городе неплохие перспективы. Они предопределены неизбежным спросом на услуги по латанию и допотопному возмещению отслужившего срок домашнего имущества.

Едва ли столь разные направления развития самозанятости могут смягчать поселенческие различия. Вообще эти направления симптоматичны для неоднородных экономик — прогрессирующей и стагнирующей, которые, судя по рассмотренным показателям, локализованы в крупном и малом городах. Поэтому расширение самозанятости на стагнирующем рынке способствует не столько преодолению, сколько закреплению экономической отсталости.

Оценка масштабов и поселенческих различий занятости не может быть полной без учета процессов, которые получили распространение с середины 90-х годов и рассматриваются либо как скрытая безработица, либо как избыточная занятость. К ним относятся вынужденная неполная занятость (неполные режимы и административные отпуска) и задолженность по заработной плате.

В период исследований "пиком" избыточной занятости был 1997 г., когда уязвимость отраслевой структуры малого города перед спадом проявилась в полную силу. В 2001 г. ее масштабы существенно сократились и особенно интенсивно — в Вязниках. Это одна из причин, почему занятость в малом городе повысилась незначительно: экономический подъем нашел отражение не столько в росте числа рабочих мест, сколько в улучшении условий занятости. Вместе с тем практика принудительной неполной занятости и долгов по зарплате остается непреодоленной, что говорит о зыбкости защиты интересов работников перед интересами работодателей.

Подытоживая анализ занятости за период исследований, следует сказать, что ее отличительной чертой помимо общего сокращения масштабов стала разница в реализации экономической активности населения. Во-первых, фактическое право на участие в трудовой деятельности в основном получили более деятельные слои, а для части менее деятельных групп проблематичность доступа к труду обернулась утратой экономической активности. Во-вторых, произошло расслоение и в структуре занятого населения. Те его группы, которые вовлечены в дополнительную и самостоятельную занятость, повысили трудовую нагрузку, а часть иных групп, не найдя или не имея приемлемых альтернатив, довольствовалась работой с неполными режимами и негарантированной оплатой труда. В-третьих, перечисленные аспекты дифференциации имели выраженную поселенческую специфику, указывающую на существенную локализацию территориальных рынков труда.

Прокладка коммуникаций