demir dokum

Натурализация услуг и сельское хозяйство

Натурализацию услуг роднит с сельским хозяйством и то, что ее масштабы территориально дифференцированы. Но если в сельском хозяйстве "местный" фактор связан в первую очередь с природно-климатическими условиями и соответствующей специализацией культур, то в сфере услуг — с неравномерностью экономического развития регионов и поселений. Чем ниже уровень развития, тем уже "поле" платных услуг, шире их натурализация, а также неудовлетворенность даже самых насущных потребностей.

Проиллюстрируем эти различия на примере крупного и малого городов по такому настоятельному виду бытового обслуживания, как экстренный ремонт жилья. Используем данные опроса домохозяйств в Санкт-Петербурге и Вязниках. Для сопоставления отобраны домохозяйства, у которых в течение года возникала потребность в экстренном ремонте. В крупном городе таковых было 40%, а в малом — 74%, что само по себе говорит о значительных поселенческих различиях.

Что необходимо для возврата услуг из натуральной формы в платную и дальнейшего развития их товарного характера? По логике приоритета малому бизнесу следует расширять их предложение, оказывая сервисным предприятиям разнообразную поддержку. Однако без встречного спроса со стороны домохозяйств такой путь чреват хозяйственной нестабильностью производителей, которым ради выживания придется завышать (а вовсе не занижать) цены на услуги и тем самым усугублять свое положение.

Базовой поддержкой сферы платных услуг является постепенное устранение основной причины натурализации — низкого уровня жизни и обеспечение растущего платежеспособного спроса домохозяйств. Уместно напомнить, что в зарубежных странах "товаризация" обслуживания как массовый процесс, охвативший широкие слои населения (высокообеспеченные слои пользуются "чужими" услугами во все времена), опиралась на существенный рост благосостояния. Его основу составляли трудовые доходы работников, но не столько малых, сколько крупных и средних предприятий, прежде всего в индустриальном секторе, сельском хозяйстве и отраслях производственной инфраструктуры.

Таким образом, сокращение натурального хозяйства в сфере услуг, так же как и в аграрном секторе, требует развития промышленности и завершения на ее базе индустриального сдвига. Это опять подчеркивает, что приоритетом российской экономики является не сервис, а индустрия и ее обрабатывающий комплекс. Индустриальный сектор должен стать сосредоточением передовых научно-технических, информационных и организационных технологий, которые будут транслироваться в другие отрасли путем их переоснащения. Поэтому актуальна поддержка концентрации производства и его интеграции с наукой, крупного и среднего бизнеса и укрепление позиций социально гарантированного наемного труда.

Это ни в коем случае не означает, что малое предпринимательство не заслуживает поддержки. Но содействие необходимо такому его развитию, которое органично дополняет, а не замещает крупное и среднее предпринимательство и использование наемного труда. Следует сказать, что усиление защиты найма должно быть неотъемлемым элементом тенденции к концентрации производства, иначе эта тенденция будет приводить (и приводит) к нарастанию известного конфликта между трудом и капиталом. Поэтому подход к малому предпринимательству как альтернативе наемному труду отвлекает от необходимости усиливать социальные гарантии работникам и способствует их ослаблению. А популярность этого подхода означает, что стратегические приоритеты российской экономики еще не осознаны даже на уровне постановки задач, не говоря уже о реальной практике.

Прокладка коммуникаций