demir dokum

Либерализм в вопросах трудовой этики

В вопросах трудовой этики либералы делают ставку на значимые для рыночных отношений индивидуалистские ценности материальной выгоды и персональной ответственности. Поэтому они особенно нетерпимы к иждивенческим установкам части работников, порожденным государственным патернализмом советского периода. Эти установки, по их мнению, создали серьезное препятствие проведению реформ. Как показала жизнь, их безусловно негативная роль была сильно преувеличена и позволила не оглядываться на также необходимые для развития рынка коллективистские ценности, отнесенные к разряду советского наследия. Если общественная полезность труда была сведена к его рыночной востребованности, то важность благородной цели работы, стремление к уважению со стороны коллег и т.д. были отброшены как пережитки.

Теперь перейдем к социальной политике и связанным с ней социальным расходам государства, в отношении которых либералы, по их утверждению, руководствуются интересами занятого населения. Они делают акцент на том, что социальное государство требует значительных расходов и соответственно — высокой налоговой нагрузки на работника. Эта нагрузка, поддерживая безработных, бедных и другие уязвимые слои, подрывает трудовые стимулы, индивидуальную ответственность и способствует иждивенчеству. В результате функции социального государства рассматриваются как противоречащие экономической эффективности, которая, с одной стороны, существенно зависит от работников, а с другой — способствует росту их зарплаты и благосостояния.

Однако в предъявлении доказательств, что в сравнении с либеральным социальное государство менее эффективно, либеральные аналитики сталкиваются с большими трудностями. Поэтому их аргументация страдает научной небрежностью. Для примера сошлемся на широко цитируемые статистические расчеты Института экономического анализа, согласно которым по группам стран с определенной численностью населения выявлена негативная связь темпов роста ВВП с процентом в его составе государственных (не только социальных) расходов. Однако из-за многофакторности экономического роста и многоцелевой структуры расходов выводы из этих расчетов даже по формальным основаниям не выдерживают критики.

Главный изъян такого рода аргументации состоит в том, что нагрузку на работника не следует отождествлять с налогообложением и ассоциировать с функциями социального государства. И в либеральном государстве содержание безработных и бедных, а также обеспечение доступности социальных благ возложено преимущественно на занятое население. Оно всегда финансирует эти функции, но с упором либо на страховые и бюджетно-налоговые механизмы, либо непосредственно на свои доходы. Например, в России большинство безработных, значительная часть пенсионеров и инвалидов проживают в семьях работников. Отказ им в государственной поддержке означал бы неопосредованное ее возложение "на плечи" работающих членов домохозяйств, а также на работников иных ячеек, связанных с уязвимыми группами узами "больших" семей или отношениями инициативной благотворительности.

Поэтому о том, какой тип государства больше "обременяет" работника, надо судить не по величине налоговой нагрузки, а прежде всего по тому, какая форма организации и финансирования социальных функций более эффективна. В экономическом аспекте следует принимать в расчет уровень совокупных (государственных и частных) расходов и влияние на трудовые стимулы, а в социальном — доступность благ для удовлетворения базовых потребностей населения. Для проведения сравнительных исследований целесообразно использовать статистику развитых стран как наиболее качественную и надежную. Такие сравнения представляются возможными на примере США и Западной Европы, которые существенно различаются по степени социальности государства. В европейских странах государственные социальные расходы находятся примерно на уровне 30% ВВП, а в США — 20%.

По данным Центра исследований постиндустриального общества, полученным на основе статистики США и 15 стран ЕС за 1985-1999 гг., при меньших темпах экономического роста и средней производительности труда государства "старого света" превосходили "новый свет" по более корректным показателям эффективности — темпам роста ВВП на душу населения и производительности в расчете на час рабочего времени (в 8 странах из 15). Кроме того, реальная почасовая зарплата в США имела тенденцию к понижению. Из этого следует, что эффективность европейских экономик в целом оказалась выше.

Прокладка коммуникаций