demir dokum

"Лекарства" против малооплачиваемости

Строго говоря, для оценки эффективности подработок по предложенному алгоритму подходят только данные по Санкт-Петербургу, в котором, в отличие от Вязников, материальные стимулы дополнительной занятости имеют высокие шансы реализации. В мегаполисе эффективными является подработки в домохозяйствах "чистых" работников, т.е. отсутствие иждивения позволяет успешно противостоять бедности. Препятствием же для преодоления уязвимости выступает иждивенческая нагрузка, но не любая, а высокая, присущая бедным семьям объединенной группы (в среднем она составляет 1,13). Несмотря на то что у работников бедных семей группы средние трудовые доходы на основной работе выше, чем у "чистых" работников, они не превышают прожиточного минимума. Для "покрытия" нагрузки дополнительный заработок должен быть как минимум не меньше, что является проблемой и для мегаполиса.

Данные по Вязникам показывают, что даже при отсутствии иждивенческого бремени подработки малоэффективны. А в объединенной группе они выглядят эффективными только номинально. Иждивенческая нагрузка в бедных домохозяйствах группы составляет 1,03, а средние трудовые доходы работников по основному месту занятости не превышают трех четвертей прожиточного минимума. Чтобы компенсировать недостающий трудовой доход с учетом иждивения, работники должны дополнительно зарабатывать как минимум в 1,5 раза больше, т.е. выше прожиточного минимума. В малом городе, где средний трудовой доход всех работников (на основной и дополнительной работе) совпадает с прожиточным минимум, эта задача практически невыполнима.

Еще одним "лекарством" против малооплачиваемости, а соответственно и бедности, считается самостоятельная занятость. Однако масштабы ее распространения уступают, как говорилось, масштабам дополнительной занятости. Самостоятельная занятость отчасти пересекается с дополнительной, причем в подработках она более распространена и на 90% в обоих городах представлена индивидуалами.

Оценку эффективности самозанятости целесообразно проводить не по трудовым доходам (информация о них у этой категории занятых не отличается высокой надежностью), а по комбинированному индикатору бедности, который лучше, чем доходные показатели, "улавливает" реальное материальное положение. С помощью этого индикатора можно ответить на вопрос, насколько данный вид занятости противостоит бедности.

С точки зрения противодействия бедности самозанятость на основной работе приносит позитивные результаты. В Санкт-Петербурге они обеспечены владельцами малых и средних фирм (представители крупного бизнеса в выборку не попадают), среди которых бедных не оказалось. У индивидуальных предпринимателей бедность находится на среднем для работников уровне -7,8%. В Вязниках положительный (по меркам города) результат "основной" самозанятости предопределен индивидуалами. На дополнительной работе, а это главным образом индивидуальная занятость, труд не по найму не столь успешен, как на основной работе.

Таким образом, хотя и дополнительная, и самостоятельная занятость способствуют сокращению малооплачиваемости и бедности, однако мнение об их действенности преувеличено. Эффективность этих форм существенно разнится по типам поселений. В малом городе она крайне незначительна, так как, во-первых, нет условий для их успешного развития, а, во-вторых, высокий уровень малооплачиваемости и бедности предопределен гораздо более мощными факторами, чем рассматриваемые меры противодействия. Более того, и по масштабам, и по доходности дополнительная занятость в крупном и малом городам различалась больше, чем основная, а потому не ослабляла, а, наоборот, усугубляла и так не малое поселенческое неравенство.

Прокладка коммуникаций