demir dokum

Критерии для безработных

Указанная типология может быть применена и к безработным, которых правильнее именовать потенциальными работниками. Однако для безработных критерий трудового дохода не годится, необходимо использовать иной, на роль которого подходит социально-демографический признак. К потенциально первым работникам следует отнести категории, которые обычно являются основными кормильцами семьи. Это женатые мужчины, родители в неполных семьях, неженатые (незамужние) лица, проживающие с неработающими родственниками (пенсионерами и др.). В группу потенциально вторых работников попадают замужние женщины, взрослые дети работающих родителей и другие родственники работников. Оправданность такой типологии подтвердили наши исследования на материалах опросов 1992-1993 гг.: по уровню жизни самыми уязвимыми оказались основные и особенно единственные кормильцы семьи.

Чтобы установить поселенческие различия уязвимости безработных на базе социально-демографического признака, сопоставим по обоим городам численность потенциально первых работников в 1997-2001 гг..

За рассматриваемый период и так значительные начальные поселенческие различия численности потенциально первых работников возросли до двукратных размеров. В малом городе на долю основных кормильцев семьи стало приходиться почти 60% группы безработных и на долю единственных кормильцев — 25%. Учитывая, что их трудообеспечение — ключевой фактор семейного благосостояния, можно сделать вывод: ущерб, наносимый их незанятостью, превосходит разницу количественных показателей. Не без влияния данного, хотя и не единственного, обстоятельства в 2001 г. среднедушевые располагаемые ресурсы безработных (в количестве прожиточных минимумов) разошлись в крупном и малом городах более чем в 3 раза.

Если в Санкт-Петербурге изменение относительной численности потенциально первых работников соответствовало снижению уровня безработицы, то в Вязниках — противоречило. Обычно направленность динамики этих показателей совпадает. Дело в том, что, как правило, основным кормильцам семьи присущи более надежные конкурентные качества. При ухудшении конъюнктуры рынка труда они не первыми попадают в "воронку" безработицы, а при улучшении — не последними из нее выбираются.

Отмеченное выше увеличение их представительства в составе безработных в Вязниках может быть объяснено следующими обстоятельствами. Во-первых, процесс утраты экономической активности ощутимее затронул потенциально вторых работников. Наши расчеты это подтверждают. Во-вторых, в результате значительного снижения реальной зарплаты упала привлекательность оплачиваемой работы, на что по своему статусу потенциально первые работники реагируют острее, чем вторые. По крайней мере в числе ищущих работу не менее года они составили почти 60%.

Низкая привлекательность оплачиваемой работы предопределена слабыми гарантиями защиты от бедности. Чтобы выяснить, как это право обеспечивалось в 1997 и 2001 гг., рассмотрим характеристики бедности группы безработных с разбивкой на потенциально первых и вторых работников и для наглядности дополним их информацией по работникам. Используем показатели доходной и комбинированной бедности на основе прожиточного минимума по методике 1992 г., которые обеспечивают сравнимость данных в динамике.

Как и следовало ожидать, по уровню жизни безработные, и особенно потенциально первые работники, — одна из самых уязвимых групп населения. Но более разительными оказались поселенческие различия, перед которыми меркнут внутригородские. За 1997-2001 гг. они возросли, причем по экономически активным слоям значительнее, чем по всему населению. В 2001 г. уровень бедности этих слоев различался в 4-6 раз, а уровень крайней бедности — в 10 раз.

Самым явным признаком изолирующихся рынков выступают различия уязвимости работников. Если в 2001 г. в Санкт-Петербурге бедность занятых перешла в разряд явлений скорее исключительных, то в Вязниках оплачиваемая работа создавала равную вероятность как защиты от бедности, так и попадания в нее. Каждый пятый работник малого города как крайне бедный нуждался в социальный поддержке. Более того, поселенческая дифференциация достигла такого размаха, что работники малого города стали вдвое более незащищенными от бедности и втрое — от ее крайней формы, чем безработные крупного города. Это не оставляет уже никаких сомнений в раздробленности российского "единого" рынка.

Прокладка коммуникаций