demir dokum

Ценность индивидуальной ответственности

Аналогичный вывод вытекает из сопоставления этих же стран по эффективности отдельных социальных секторов. Самым показательным является пример здравоохранения, в котором в США, в отличие от сферы образования, превалирует частное (страховое и платное) финансирование. В 90-х годах расходы на американское здравоохранение (в % к ВВП) вдвое превышали западноевропейские показатели. Однако по ожидаемой продолжительности жизни Америка не превосходила, а скорее уступала Европе, и, несмотря на устойчивый рост затрат, численность американского населения, лишенного легкого доступа к медицинской помощи, увеличивалась. Из-за предпочтения частному финансированию в США на доступность услуг сильнее влияет дифференциация доходов, которая для состоятельного населения делает их избыточными, а для бедного — недостаточными. Бедные слои могут рассчитывать не столько на лечение и тем более профилактику, сколько на неотложную помощь в экстренных случаях.

Приведенные факты дают основание считать, что солидарная социальная политика лучше обеспечивает и трудовые стимулы, и базовые запросы населения при меньшем уровне совокупных расходов. Это означает, что принцип солидарности более адекватен интересам занятых, чем либеральный принцип индивидуализации. Поэтому критическое отношение к нему либералов объясняется не столько заботой о работниках, сколько иными соображениями.

Сами либералы, испытывая дефицит убедительных доказательств, ссылаются также на предпочтения на ценностном уровне. Известно, что во главу угла либеральная мысль ставит ценность индивидуальной ответственности за успехи и неудачи, не разделяя взглядов на солидарную ответственность общества за положение своих сограждан. Поэтому даже на этическом уровне она индифферентна к вопросам неравенства, бедности и поддержки уязвимых слоев. Либеральное видение мира изначально отвергало право человека на получение общественной помощи, но на практике уступило давлению носителей иных ценностей (Гайдар, 2004). Однако, учитывая, что мерилом успеха для либералов являются материальные ценности, резонно предположить, что их ценностные предпочтения не лишены прагматизма.

Об этом предупреждал еще А. Смит, который не только как автор экономических трактатов, но и как профессор нравственной философии (социальных наук) хорошо знал, что за этическими идеалами нередко стоит материальная выгода. Российские либералы, как известно, в проведении реформ делают ставку на предпринимательские слои, которые в своем большинстве используют наемный труд. Поэтому следует прислушаться к словам А. Смита об антиобщественных интересах этих слоев и их стремлении вводить общество в заблуждение и даже угнетать его. Действительно, в России снижение налоговой нагрузки на работника означает уменьшение трудовых издержек работодателя. А за то, чтобы переход от солидарного принципа финансирования к индивидуальному был в зарплате компенсирован, работающим по найму еще надо побороться.

Вместе с тем в либеральной критике принципа солидарности содержится рациональное зерно, связанное с необходимостью устранения перегибов, которые "размывают" индивидуальную ответственность и действительно способствуют иждивенчеству. Но эта проблема решаема и при соблюдении данного принципа. Корректировка его практики должна распространяться, прежде всего, на трудоспособные слои, если социальная поддержка поощряет выбор в пользу нетрудового поведения.

Полагаем, этим, а не демонтажом социального государства, определяются начавшиеся с 2005 г. изменения в социальной политике ФРГ, которая среди западных стран имеет самую высокую налоговую нагрузку на работника. Эти изменения предусматривают ужесточение требований к материальной помощи безработным и противодействие иждивенчеству некоторых категорий работающих женщин. Но параллельно планируется более широкое привлечение ищущих работу к некоммерческой занятости и поддержка работающих женщин (по типу опыта ГДР), позволяющая лучше сочетать трудовые и семейные функции. Расширение трудовых гарантий не свидетельствует в пользу ослабления социальности государства.

Прокладка коммуникаций